2.12: He Ain't Heavy, He's My Brother – Он не преступник, он мой брат

Everyone says: I love you
Все говорят: Я люблю тебя

Я вот только что, прямо во время напечатания названия сегодняшней серии поняла следующее. Сегодня ночью, любители парочки РиА, черта между сабтекстом и мейнтекстом станет такой размытой, что мы могли бы с таким же успехом назвать наше обозрение пересказом. Почти. Ну, по крайней мере, в моей голове. Ну, всегда в моей голове. И с этим и продолжим.

 Риццоли и Айлс

Семья Риццоли-Айлз собралась вместе за обеденным столом, потому что, где же еще им быть? Это прощальная вечеринка для Томми, и я могу спокойной сказать от лица всех лесбиянок – не открывай больше ту дверь, что ударила тебя по заднице на выходе, шахматный мальчик. Мама Риццоли горда своим 32-х летним сыном, бывшим зэком, который уже умеет резать сельдерей и брокколи. Старшие Фрэнки и Джейн несколько менее впечатлены этим, они, наверное, сохраняют выражения своих лиц а-ля «хорошая работа, звезда» для чего-нибудь более существенного, например, очистки банана или завязывания шнурков на ботинках. (Дороти строга к нему))))).

Джейн хочет увидеть его новую квартиру – старшие сестры всегда любят все проверять – но Томми говорит, что они не могут прийти, пока у него не будет денег на проводку света. То есть, хм, он въезжает в свою новую квартиру без электричества? Теперь я понимаю, почему мамочка так гордится им. Мора говорит, что была бы счастлива подписать договор аренды вместе с ним, и Джейн и Фрэнки одновременно выкрикивают «Нет!». Мне нравится, как Фрэнки всегда знает, что к чему. Он такой типа, если я хочу породниться с Доктором Айлз, то пусть через хорошую сестру, а не через брата, который живет один в темной квартире. 

Содержание серии далее на стр. 1-4