Абордажный крюк

Фендом - Хранилище-13

автор - wasp 

Герои не мои и пренадлежат создателям сериала. 

Да, она не Пит – нет у неё этого его дара предчувствия. Да что там! Та же Клаудиа запросто уделает её, когда дело касается каких-нибудь компьютерных примочек, плат, схем… И уж тем более она ни черта не смыслит в оттенках аур. 


Мика Беринг идёт в сектор девятнадцатого века, толкая перед собой тележку.

Странно, что её всё же пригласили работать в Хранилище. Так она думала первые месяцы, но потом поняла, что пусть у неё нет всего того особенного, чем отличались её коллеги. Пусть. Но всё же, наблюдательность – это то, чего у неё не отнять. В сочетании с опытом это качество порой творит чудеса. Наверное, поэтому там, где Пит только предчувствовал что-то, она уже могла точно сказать, что именно это будет. Или когда у их вундеркинда с трудом получалось связать пару слов, как, например, на последнем задании, ей удавалось по поведению человека понять, о чем он думает и как поступит. Наблюдательность – её конёк! 

Продолжая размышлять обо всём этом, она притормаживает, едва не пропустив нужный стеллаж. Ах да… Наблюдательность. 

Она любила это – посмотреть в глаза и задать вопрос, оценивая реакцию. Люди предсказуемы. Как правило. Но иногда они всё же удивляют. 

О, как же её поразила встреча с HG в университете Темолпайса! Они застукали её роющейся в шкафу Тэпона. Потрясающее хладнокровие! Хотя, если подумать, ведь бронзование сопровождается заморозкой, кажется… Но, нет, конечно, всё дело в стальных нервах мисс Уэллс.

Мика улыбается, вспоминая... Как тогда сказала Хелена? «Агент Беринг, кажется, мы обречены встречаться под дулом пистолета…» А дальнейшие произнесённое светским тоном: «Леди, я знаю, что это немного неловко…» просто вывело её из себя. Да, надо быть честной хотя бы перед собой – она тогда, мягко говоря, перестаралась. 
Убийца? – да! Но, убив Макферсона, HG оказала им услугу. Воровка? – да! Но, можно ли назвать это воровством? – Забрать только своё глубоко личное и очень дорогое. Чтобы не искал на складе Макферсон, Хелена взяла только кулон дочери свою пудреницу и кольцо. Похоже, он хотел использовать её, но получилось наоборот. Он вернул её из небытия, и Мика была даже благодарна ему за это. Не будь HG, Клаудиа точно погибла бы. И, возможно, не только Клаудиа…

Мика кладёт большую деревянную шкатулку на тележку. Она купила её в том антикварном магазинчике на углу Гринстрит за двести пятьдесят баксов. Дороговато, но женский профиль в вензелях на крышке решил всё за неё – вот она уже протягивает продавцу деньги… Грех мелочиться. И уж если не удалось сказать «спасибо» человеку, нужно воздать должное хотя бы вещи, принадлежащей ему. Она открывает шкатулку, которая изнутри обита красным бархатом – вполне подходяще для предмета, спасшего ей жизнь…

Чёрный автомобиль-убийца промчался под ними, и вот она снова стоит на земле. Всё-таки некоторые люди умеют удивлять:
– Абордажный крюк? – потрясённо вопрошает она.
– Сама смастерила, – не без гордости сообщает HG, – а что?
Мика восхищена и ужасно благодарна, но не показывать же этой изумительной женщине своего восторга. Поэтому она говорит:
– Ничего. Выглядит немного… старомодно.
– Не выглядел таким, когда я его изобрела, – несколько обижено отвечает Хелена. Ей можно было этого и не говорить. Если бы она только знала, что на самом деле думает Мика обо всём этом! Ведь это же прямо здесь и сейчас во плоти кумир её детства – тот самый Герберт Уэллс, и даже больше, потому что фантастика оказалась вполне реальной, как кейворит, – …и, кажется, он спас тебе жизнь, – продолжает тем временем Хелена, лукаво поглядывая на неё, – и всё-таки тебе интересно, а что если все это подстроила я, чтобы доказать чистоту своих намерений?
Конечно, ей это интересно. Регенты не бронзуют белых и пушистых. Но, как там сказала HG? Склонить чашу весов в руках леди Правосудия бывает очень просто…

Аккуратно взяв в руки абордажный крюк, Мика снова читает короткое послание: «Возьми его. Будешь мне должна». Она осторожно опускает изобретение мисс Уэллс в шкатулку, поправляет, чтобы крюк-пистолет лежал ровно по центру. Ещё один артефакт, но такой особенный для Мики. Подарив его, Хелена сделала из этой уникальной вещицы нечто большее. Столь же технически-гениальное, изящное и одновременно опасное, как и её создатель. И вообще, что она имела ввиду, когда спросила: «Жаждешь получить мой крюк?» не без иронии добавив «немного старомодный…». Рука сама тянется к записке. Мика забирает её (ей чертовски нравится быть обязанной Хелене Герберт Уэллс) и закрывает шкатулку.