1.18: The Prodigal – Испытание

Габриэль решила на некоторое время покинуть подругу.

Зена королева воинов

В связи с этим поведение Зены весьма эмоционально (по крайней мере, для Зены) (от пер.: на самом деле не просто «на некоторое время», а возможно, и навсегда, так как бард пошла домой, чтобы «понять себя»). 

Кроме того, постоянные разговоры Габ о подруге приводят к тому, что её сестра говорит: «Хорошо, если Зена такая прекрасная, странно, что ты можешь выдержать то, что находишься среди простых людей – таких как твоя семья!» 

Лила говорит сестре: «Не нужно ходить к оракулу, чтобы понять, что твое предназначение не здесь, а в мире с Зеной, помогать изменять жизнь людей к лучшему, так, как ты делала это здесь». «Ты знала это все время, не так ли?» – спрашивает Габриэль. «Да, – отвечает Лила, – Ты моя сестра. И я люблю тебя больше всех». (Ignacio замечает, что от этой беседы создается впечатление, словно Лила, знает о том, что Габриэль лесбиянка.) 

(от пер.: если задастся целью, то, конечно, можно увидеть здесь подтекст. Но лично мне кажется, что Лила переживает лишь из-за того, что её сестра ушла из дома и оставила семью. В том числе и её. Всё же они сёстры, жили вместе (много лет в делили одну комнату), а тут Габ убегает и бросает её одну)

Комментарии Ignacio: Только в конце эпизода, когда все закончено, Габриэль проявляет заинтересованность, которая выражается в беседе, начиная со слов: «Даю динар за твои мысли». Находясь под впечатлениям после  монолога Лилы о судьбе Габриэль с Зеной, бард спрашивает: «Ты всегда знала, правда?». И если этого не достаточно (того, что она знала о Зене и Габриэль, но не говорила?), Лила отвечает, едва сдерживая слёзы: «Да... Ты - моя сестра, и я люблю тебя больше чем кто-либо ещё». Кажется, что Лила наконец приняла, после попыток отвергнуть, мысль о том, что её сестра - гей. Ей, возможно, не нравится это (Лила явно сердится на сестру на протяжении всей серии за то, что та ушла с Зеной), но она - её сестра, и так оно и будет. В любом случае, даже если вы не принимаете эту интерпретацию, данная сцена очень эмоциональна, и, кажется, что есть что-то важное, но смущающее, о чем они обе знают, но не говорят вслух. Если вопрос, которого они избегают и есть то, что Габриэль - гей, то у всей беседы появляется смысл, иначе же все кажется неполным и слегка абсурдным (к чему все эти эмоции и слезы?).

Зена королева воинов

(от пер: ещё раз не могу согласиться. Смысл есть. Лила ревнует сестру к её новой жизни, но всё же отпускает в неё, так как понимает, что в Потедии Габриэль не место и она создана для большего. 

Еще несколько слов от переводчика. В этой серии есть прекрасный момент, когда Габриэль идёт разыскивать Миллигера и сама попадает в плен. Чудесная сцена. Шатёр, охроняемый двумя солдатами. Из шатра доносятся чувственные вздохи нашего барда… и особенно этот стон: «Ах! Так вот почему зовут тебя могучим!» ))) Я не удержалась от того, чтобы использовать эту милую находку в своём фанфике. Ведь это так по-саберски… вызвать ревность у Зены, показав ей (не без помощи Ареса) этот эпизод.

Ну и стоит упомянуть финал серии, когда Габриэль возыращается к Зене и вновь сталкивается с бандитами. Если вы забыли, я могу напомнить ))

Таран с размахом врезался в скалу. Брёвна с грохотом развалились. С облегчением выдохнув, Габриэль весьма довольная собой, наблюдала, как парочка из них откатилось в сторону. Она сделала это! Она не замерла!!! Выражение триумфа осветило её черты, тут же сменившись беспокойством. Девушка развернулась на характерный звук – звук, который издает меч, извлекаемый из ножен. У неё не было времени на то, чтобы поднять посох с земли. У неё вообще не было времени – трое здоровяков держали клинки перед собой и готовы были напасть. Габриэль тяжело вздохнула. На выдохе ей почудился ещё один звук, который она не смогла бы спутать ни с чем другим – свист воздуха, рассекаемого летящим шакрамом. Стальной диск пронёсся прямо над головами бандитов, высекая искры при ударе с лезвиями мечей и срубая их. В следующее мгновение женщина в кожаных доспехах, стоящая на самом верху отвесной стены каньона, поймала его и четким привычным движением пристроила на поясе. Бард широко улыбнулась, узнавая подругу.

– Опять она!!! – посетовал один из разбойников, разворачиваясь и припуская вверх по дороге.
– Зена! – как приятно было ей обращаться к своему воину. Габриэль именно сейчас по-настоящему поняла как же ей не хватало подруги. Её силы и уверенности, её улыбки и вот такого удивительного бархатистого смеха… Девушка задрала голову, проследив за тем, как воительница делает сальто. Да, ей не хватало всех этих трюков и боевого клича... Этой сумасшедшинки и этого взгляда…
– Что ты здесь делаешь? – заставила она спросить себя, выныривая из глубины двух голубых бездн.
– Пришла посмотреть твой прыжок, – улыбнулась брюнетка, поправляя волосы, упавшие на лицо во время сальто.
– Здорово! Я не замерла! – с гордостью сообщила Габриэль, для убедительности помогая себе жестами.
– Да…
– Ха!
Королева Воинов, решив, не тянуть кота за хвост, осторожно спросила о главном:
– Ты сумела понять себя? 
– Да. Сумела, – кивнула Габриэль, и не имея слов, чтобы высказать всё, что чувствует, просто прикоснулась к руке подруги. После чего подобрала посох и продолжила, – знаешь, странно, что мы встретились здесь…
– Нет. Я шла в Потедию проведать тебя.
– Правда?
Зена взяла Арго, что успела подойти к ним, под уздцы и они втроём зашагали по дороге.