2.03: The Giant Killer - Великан-убийца

(От пер.: Ещё одна серия о природе мести, на сей раз на весьма внушительном  примере Голиафа. Зене то и дело приходится задирать голову.

Так же здесь наш бард вновь купилась на очередного мальчика.

Некоего Давида, который, как верно заметила RenarD, больше похож на девочку, сочиняющего стихи (ну, хорошо... не стихи, а псалмы. Какая разница?!) и как это часто бывает с Габ, разделяющего необычные для греков верования. Вот к чему это приводит - ну не глупо ли? ))

Зена королева воинов. Гигант - убийца.

Конечно, Зене ничего другого не остается, как спасать подругу... ну, и заодно весь народ Израиля). В этом эпизоде почти ничего нет, кроме некоторой поддержки. 

Однако Leslie указывает: Габриэль, флиртуя с Давидом, почувствовала неловкость при встрече с Сарой тут же ушла искать Зену, и после она успокаивает встревоженную и расстроенную подругу. 
Эта последовательность выражает выбор пути Габ, становящейся все более преданной... бросающей флирт с юношами, с глазами, как у лани, чтобы поддержать свою состоявшуюся, раненную, разбитую любовь (т.е. Зену). 

(от пер.: не знаю как на счет «разбитой любви»… На мой взгляд Зене глубоко фиолетово всё, что происходит с Габ в плане ее романтических заблуждений. Королева воинов обеспокоена исключительно дилеммой «бывший друг – настоящий враг»).
Контраст между ее незрелыми отношениями с Давидом, сопровождаемый серьезным, близким, почти бессловесным общением с Зеной, указывает на то, что бард растет, «оставляя позади детские шалости». Это также, возможно, один из первых моментов, где Зена показывает свою боль и полагается на Габби. Небольшой, но весьма красноречивый пример, предзнаменование того, насколько Габриэль будет расти и развиваться из простой спутницы, в настоящего друга, из девочки в женщину.
 
И это не только сцена с «держанием за руку» ... в течение трех минут (от пер.: Вранье! Сорок секунд – я проверила))), когда мы видим, что Габриэль отодвигает на второй план свое юное разочарование в том, что у Давида есть невеста, чтобы успокоить Зену, которой по-настоящему больно от того, что она в долгу у Голиафу... эта сцена заставляет меня выдохнуть: «Наша маленькая Габриэль взрослеет».